<<< Цветные металлы >>>

цены great wall haval, трудоемкость.

Чудес было больше

Вот уж форма затвердела,

Обожженная огнем.

Веселей, друзья, за дело

— Выльем колокол!

Начнем!

Фридрих Шиллер

На Земле сегодня сохранилось только одно чудо света — одно из семи творений, которые были признаны древними греками ни с чем не сравнимым. Это чудо — пирамида Хеопса, усыпальница египетского фараона, построенная приблизительно шесть тысяч лет назад.

Ежедневно с утра до ночи сто тысяч рабов трудились на берегах Нила, каждые три месяца эту строительную армию полностью сменяли. В каменоломнях добывали известняковые глыбы, каждая весом по две с половиной тонны, затем их обтесывали. До сих пор ученых поражает удивительная точность обработки этих громадных каменных кирпичей. Каждая из 2300 тысяч глыб была добыта и обтесана медным инструментом. Двадцать лет ушло на строительство пирамиды высотой около ста двадцати и длиной стороны основания сто дестьдесят метров. Специалисты подсчитали, что камней ее хватило бы на постройку современного города с населением сто двадцать тысяч человек. Сколько же меди было истерто для обработки камней этого чуда света, доныне возвышающегося в пустыне!

Весьма спорна эстетическая ценность этого непревзойденного по величине примера древнего зодчества. Но нельзя не восхититься титаническим трудом людей, которые были вооружены лишь медными орудиями.

Зато подлинным искусством было два других чуда.

В 304 году до нашей эры враги осадили остров Родос. Но взять его им так и не удалось. Отступая, они бросили громадную осадную башню — Гелеполь с мощным остовом из железа, которая, по расчетам ее создателя, должна была выдерживать удары стокилограммовых каменных глыб, выпущенных из баллисты. В честь победы родосцы решили воздвигнуть памятник богу Солнца Гелиосу - его тридцатипятиметровую статую.

За железо башни выручили у заморских купцов триста талантов — слитков бронзы весом по 26,2 килограмма. Вместе с пожертвованиями горожан бронзы набралось около двенадцати с половиной тонн. Но материала для грандиозного замысла все же не хватало — даже на тонкостенную отливку. И тогда великий скульптор Харос из Линдоса, ученик не менее знаменитого Лизиппа, предложил раскатать всю бронзу в тонкие листы. Пока трудились прокатчики, он построил деревянную статую. Затем с поистине ювелирным мастерством вычеканил способом выколотки бронзовые листы, передавая мельчайшие детали формы, и обшил этими листами громадный деревянный каркас.

Двенадцать лет неустанной работы потребовалось, чтобы засверкал бронзой Колосс Родосский. Многие годы этим чудом восхищались гости острова Родоса. Но однажды произошло землетрясение, подгнивший деревянный каркас не выдержал, статуя развалилась на несколько кусков. Второго Хароса на острове не нашлось, и бронзовые останки Колосса Родосского вновь переплавили в таланты...

Но еще за полтора столетия до Хароса величайший скульптор Древней Греции — Фидий создал свое чудо света — статую Зевса Олимпийского. Каркас ее был также деревянным, а сверху она была покрыта медными коваными листами. Статуя имела гораздо меньшие габариты, но поражала истинных ценителей искусства совершенством выразительности и гармонией формы. Но и этого чуда сегодня на горе Олимп, где по преданию обитали греческие боги, давно уже нет.

В сотворении этих чудес света приняла участие медь.

Время от времени появляются слухи о намерении родосцев воскресить древнее чудо. По одному из проектов новый Колосс Родосский будет отлит из алюминия, а в полой его голове устроят бар для туристов. Воскрешение, прямо скажем, сомнительное ...

Но великое искусство скульптуры жило и живет в подлинных шедеврах. В XIII веке японский храм Тодайдзи прославила уникальная четырехсоттонная скульптура Будды, целиком отлитая из бронзы. Из глубины веков в замечательных скульптурах, таких как Дискобол, Спящий сатир, статуя Марка Аврелия, до нас дошли великие образцы античного искусства, замечательного мастерства работы с медью.

... 7 августа 1782 года на широкой Петровской площади Санкт-Петербурга при огромном стечении горожан и праздничном параде войск был торжественно открыт памятник Петру I. В это время погода в Гомеле на неделю стала боле менее постоянна.

... И прямо в темной вышине над огражденною скалою Кумир с простертою рукою Сидел на бронзовом коне...

Вы, конечно же, узнали бессмертные пушкинские строки из "Медного всадника". Поэма эта и дала новое название памятнику, созданному знаменитым французским скульптором Этьеном Морисом Фальконе. Его соотечественник, философ и писатель Дени Дидро, посетив мастерскую ваятеля и осмотрев модель будущей скульптуры, в восхищении сказал, что труд этот, как истинно замечательное произведение, отличается тем, что кажется прекрасным, когда его видишь в первый раз, а во второй, третий, четвертый раз представляется еще более прекрасным, что покидаешь его с сожалением и всегда охотно к нему возвращаешься.

До работы над "Медным всадником" Фальконе не занимался отливкой из бронзы столь колоссальных фигур. Изучением этого искусства скульптор занялся уже после того, как была готова гипсовая модель. В 1750 году, когда пришло время отливать конную статую, в подготовительных работах и формовке ему помогал пушечный мастер Михаила Хайлов, переведенный с Литейного двора. И вот в форму, которая помещалась в глубоком котловане, по наклонным трубам потекла расплавленная бронза. Трубы все время подогревали, дабы они не лопнули от резкого перепада температуры. Один из костров незаметно погас. Остывшая труба тотчас лопнула, когда через нее пошла новая порция металла. Брызнула раскаленным жаром бронза. Упал без сознания раненный Фальконе. Паника. Пожар. … Хайлов, оставшись один в котловане, опрокинул на себя ведро воды и начал гасить огонь. Ему удалось закрыть трещину куском глины. Сорвав с себя рубаху, Хайлов обернул ею поврежденную трубу… Плавка спасена! Но герой получил тяжелые ожоги. В больнице ему пришлось удалить один глаз. В награду за подвиг Екатерина II пожаловала простому мастеру чин подпоручика артиллерии, что было равносильно присвоению дворянского звания.

Бронза увековечивала образы не только выдающихся исторических деятелей. Памятники любимым литературным героям украшают ныне города и селения мира. Дон Кихот на своем Россинанте и его верный оруженосец Санчо Панса — скульптура в Мадриде, всегда окруженная детьми. На главной площади американского городка Ганнибала стоят бронзовые Том Сойер и Геккельбери Финн. Они такие, какими мы их себе представляем — готовые на любые приключения, вихрастые, отчаянные. На виду у Копенгагена сидит на огромных камнях, омываемых морем, девушка с рыбьим хвостом - героиня сказки Андерсена "Русалочка". Герой итальянского фольклора Пиноккио — родной брат Буратино — возвышается на постаменте в маленькой деревушке в Италии на родине писателя Коллоди, подарившего детям этого неугомонного героя. Перед московским Дворцом пионеров на Ленинских горах в неудержимом порыве рванулся вперед босоногий Мальчиш-Кибальчиш в буденовке, с шашкой наголо...

Тысячам людей, приобщившихся к столь популярному сегодня искусству чеканки и выколотки, доставляет радость красивый и податливый в руках мастера металл.

А сколько меди звучало и звучит в трубах, арфах, роялях, гитарах, саксофонах, органах! Даже и приблизительно подсчитать невозможно. Зато из справочников можно узнать, что только в нашей стране заводы музыкальных инструментов потребляют ежегодно многие сотни тонн чистой меди, а медных сплавов - и того больше...

До сих пор людей восхищают древние фрески. В их красках тоже не обошлось без меди. Английский ученый Гемфри Дэви обнаружил, что ярко-зеленая краска древних фресок — это уксуснокислая медь. В древней Руси эту краску, называющуюся "ярь-медянкой", готовили по такому живописному рецепту: "Возьми сыр козий, да меду пресного, да положи в медный сосуд и наклади туда меди и покрой медью". Говорят, что некоторые художники и теперь прекрасно пользуются этим "сыро-медо-тестовым" рецептом древних мастеров.

Зелень под глазами обычно внушает беспокойство о здоровье человека. Увы, зеленые разводы у глаз бывают даже модными. Сегодня, как и много веков назад, древние александрийские купцы-парфюмеры не могли бы пожаловаться, что упал спрос на "медную зелень". И теперь, как тысячелетия назад, она снова пользуется большой популярностью у модниц. Это тоже своего рода "чудо": странный феномен круговращения моды.

  В служении ремеслу и музам   Чудес было больше