<<< Цветные металлы >>>

Неожиданные повороты в дискуссии

Раньше предполагали, что употребление меди всегда предшествовало употреблению железа. В настоящее же время считают, что железо вошло в употребление в более ранний период, чем медь.

Это высказывание принадлежит виднейшему ученому-металлургу американцу Г. Гофману, читавшему лекции в Массачусетском технологическом институте. Его книга по металлургии меди, из которой оно приведено, была издана в нашей стране в 1935 году.

Снова вспыхнули как будто уже утихшие споры. Всплыли старые аргументы противников классической триады Томсена, появились новые. Были среди них и весьма убедительные. Вспомнили, например, о метеоритном дожде, постоянно осыпающем Землю космическим железом. По современным подсчетам, только на Ближний Восток его упало около миллиона тонн! А для жителей Гренландии космос и вовсе был единственным поставщиком железа. Там понятия не имели о добыче и плавке руд, но издавна пользовались железными ножами. Вот вам и первый металл в руках доисторического человека — нашел кусок космического железа, как умел обработал, употребил в хозяйстве или как украшение. Все очень просто и ясно. Другие вооружились несомненным и доказанным фактом, что на Земле гораздо больше месторождений железа, чем меди. Да тут еще соотечественник Гофмана Фрэнк Кларк, проведя колоссальное количество тонких химических анализов горных пород из разных точек земного шара, установил, что медью земная кора примерно в 420 раз (!) беднее, чем железом… Почему же не сохранились вещицы из доисторического железа? Отвечали на этот вопрос тоже весьма резонно: "Их за многие тысячелетия успела "съесть" неумолимая коррозия".

Сторонникам приоритета меди, впрочем, как и всем историкам металлургии, было над чем задуматься. Геологический аспект проблемы выявил новые загадки, парадоксы.

И для ученых, и для неспециалистов очевидно: металлургия могла родиться только там, где есть металл. Думать иначе столь же нелепо, как, скажем, предполагать, что идея китобойного промысла возникла в Сахаре. Известный советский историк металлургии Е.Н. Черных, исследованиям которого многим обязана историческая часть этой книги пишет, что можно проехать от Прибалтики до Камы и от Северной Двины до Черного моря и не встретить меднорудных проявлений. Напрасно колесить и по угрюмой тайге севера Западной Сибири и ее плоским лесостепям. Не найти медных руд и на тысячекилометровых пространствах Нижней Волги. Абсолютно отсутствуют рудные минералы и в желтом, полупустынном и плоском классическом Двуречье, равно как и в собственно Египте, заключенном в долине Нила. Таких мест в Старом Свете очень много, и вряд ли имеет смысл перечислять их все.

Были и другие трудности на пути к овладению медью. Интересно, к примеру, что на многих месторождениях доступ к медной руде преграждает железная. Такое покрытие (геологи его называют "железной шляпой") может достигать многих десятков метров. С другой стороны, далеко не всякую медную руду мог использовать первобытный металлург. Так, выплавить чистую медь из руды, где металл соединен с серой химически, было невероятно трудно, а именно таких руд на Земле большинство.

Можно долго перечислять преграды для первобытной металлургии меди. Еще легче в пылу дискуссии все их разом опровергнуть, взглянув на них же с иной точки зрения. Ведь и медных залежей, которые были удобны для разработки в древнейшие времена, на Земле достаточно. И самородки медные встречаются. Найден же был самородок весом в 420 тонн! Такого по древним временам надолго хватило бы целому государству. Температура, необходимая при выплавке меди из руды, гораздо ниже той, что нужна для выплавки железа. Наконец, теперь нам известен абсолютно древнейший металл Чатал-Гююка. О чем тут еще спорить?!

Споры об истоках металлургии — дело ученых. Но внимательный читатель наверняка догадывается, что выводы делать преждевременно. Удобные месторождения, самородки, сравнительно низкая температура выплавки — все это лишь повод для размышлений, но вовсе не достаточные условия для выводов. Что касается чатал-гююкских находок. То ведь археологи не сказали и никогда не скажут, что древнее этих находок уже ничего не найдут… Словом, для окончательного вывода нужна предельная логичность рассуждений, нужны новые неопровержимые факты.

История учит нас, что все подлинно великие начинания диктовались потребностями людей. В их числе, несомненно, и металлургия.

Но чем прельстила первобытного человека медь? Зачем она ему понадобилась? Многих крупнейших специалистов эти простые на первый взгляд вопросы заставили поломать голову.

В самом деле, зачем нужна была медь человеку каменного века? Не для изготовления же электрических проводов! Делать из нее украшения? Вряд ли только ради них человек стал бы тратить огромные усилия на труднейшую добычу и плавку медной руды. Значит, он шел на это ради создания новых, более совершенных орудий труда, чтобы ими скоблить, сверлить, резать, пилить… Но неужели Homo sapiens — "человек разумный" — собирался выполнять все эти операции мягкой медью? Ведь под рукой у него достаточно было твердого камня, такого, к примеру, как обсидиан у чатал-гююкцев. За сотни тысячелетий человек научился мастерски, придавать камню форму различных орудий труда, оттачивать их до остроты бритвы.

Оставалось предположить: либо замена камня медью была каким-то странным, но счастливым заблуждением, либо мы еще плохо знаем возможности первобытного ремесла и самой меди.

Предстояло добыть новые факты о событиях тысячелетней давности! Где? Как? Какие? ...

Профессиональная установка сантехники услуги сантехника.
  В служении ремеслу и музам   Неожиданные повороты в дискуссии