<<< Цветные металлы >>>

Домашний боулинг центров, качества дорожек pro shop.
бесплатный порно сайт

Опыт, еще опыт…

Идея Сергея Аристарховича Семенова была на удивление проста. Доктор исторических наук, заведующий лабораторией первобытной техники Ленинградского института археологии Академии наук СССР предложил нескольким своим молодым сотрудникам пожить… в каменном и медном веках, увидеть все своими глазами, сделать все своими руками, все измерить, записать, осмыслить. Предлагал он "пожить" в доисторических условиях не в шутку, не иносказательно (посидите, мол, в библиотеке над толстыми томами древнейшей истории или в каком-нибудь знаменитом музее, позанимайтесь доисторическими камнями), а всерьез, в прямом смысле этого слова.

И вот однажды на глухом таежном берегу Ангары появилась странная экспедиция.

Один из членов экспедиции взял острый каменный топор и принялся рубить высокую сосну. Так во второй половине XX века возродился век каменный. Нанося удары, "лесоруб" мельком поглядывал на часы, а еще раньше замерил диаметр дерева, оказалось ровно 25 сантиметров. Через 75 минут беспрерывной работы сосна рухнула. Короткий отдых, и он подходит к точно такой же сосне уже с медным топором. Всего 25 минут потребовалось, чтобы свалить дерево! Первый опыт - первая неожиданность: медный топор рубит в три раза быстрее твердокаменного!

Потом испытывали ножи, строгая толстый сук. Медным ножом это получалось чуть не в десять раз скорее! Стали сверлить березовое полено. Тут кремневое сверло и сравнить нельзя было с медным. Медь сверлила быстрее в 22 раза! Испытание пил также прошло с явным преимуществом меди — к 15-20 раз!

Решили выдолбить лодку. Работу поделили поровну - носовую часть долбили медным орудием, кормовую - каменным, нефритовым. Увы, на сей раз эффект практически исчез - нос сделали за четыре дня, а корму за пять. Скоро разобрались, в чем тут дело. Работу начали медным орудием, и навыков в этом древнем ремесле, конечно, не было никаких. А каменное орудие оказалось уже в более опытной руке.

Был, правда, один материал, при обработке которого медь и камень показали себя примерно одинаково. Слишком твердыми для мягкой меди оказались кости и оленьи рога. Но даже и дерево раньше считали неподходящим для обработки медными орудиями!

Эта экспедиция дала исследователям необычайно интересный материал. Обработав данные эксперимента, они сделали вывод: эффективность медных орудий труда в среднем во много раз выше каменных. Так необычный опыт открыл позабытые за века рабочие возможности меди. Это довольно легко объяснить: когда люди овладели металлургией железа, медь как материал для изготовления механических инструментов утратила первоначальное значение.

Вскоре после опытов С.А. Семенова обнаружили еще одну особенность меди, наверняка известную древнейшим мастерам. Ученые давно задумывались: каким образом тысячелетия назад выковывали довольно сложные медные изделия, можно ли обрабатывать медь медью? Ответом на это послужили эксперименты под руководством историка металлургии Н.В. Рындиной.

Исследователи раскаляли медный слиток примерно до температуры 850°С, которая была вполне доступна для доисторических металлургов, затем клали его на каменную наковальню и, ударяя медным молотком по медному пруту, довольно легко пробивали в слитке отверстие для ручки топора. Было известно: если ковать самородную медь, ее твердость увеличивается вдвое, причем заметно растет и хрупкость. Но поставили множество опытов, прежде чем нашли условия обработки, максимально приближенные к возможностям древней технологии. В костер бросали кусок меди, он разогревался, потом остывал — металл после этого становился мягким, податливым на наковальне, легко изгибался под ударами. Его теперь можно было ковать даже совсем холодным! Каждый последующий отжиг уменьшал твердость и увеличивал пластичность меди.

Для современного металловедения это, конечно, не открытие. Но разве не удивительно, что секрет отжига был знаком первобытным металлургам, что они "своим умом" открыли замечательное свойство металла из мягкого превращаться в твердый и наоборот, научились использовать это? Они отлично видели, что медь гораздо мягче камня, даже после особой обработки. Но режущая кромка самого твердого и острого камня быстро тупится, крошится. Лезвие из мягкой меди при той же работе лишь сомнется, искривится, и его можно много раз поправить, переточить. Мало того, оно от этого становится только лучше.

Экспедиции в каменный век не только подтвердили выигрышные по сравнению с камнем рабочие свойства меди, но и позволили "открыть" технологию ее получения. Англичанин Г.Р. Коглен попытался смоделировать и первобытную выплавку меди из руды. Он поджег своеобразный костер, сложенный из древесного угля и кусков малахита. По расчетам ученого, уголь должен был нагреть руду до 700 - 800°С и выплавить из нее чистую медь. Первый опыт не удался. Тогда ту же самую смесь он поместил в горшок, прикрыл его крышкой, плотно присыпал древесным углем и поджег. Через несколько часов в горшке под слоем шлака Коглен увидел чистый металл.

Еще более сложную задачу поставил австрийский ученый М. Мух. На самом примитивном открытом костре он пробовал выплавить медь из ее сернистых руд. Исследователь складывал куски руды в кучи и разводил под ними огонь. Сера в руде начинала гореть, температура костра повышалась, но выплавляли едва заметные количества меди - в виде тончайших нитей. Однако даже таким примитивнейшим способом и из самой "трудной" руды все-таки можно было получить медь!

Так, обратившись к далекому прошлому, воспроизведя наипростейшие приемы освоения металла, ученые отвергли сомнения в том, что именно медь открыла эру металлургии на Земле.

Теперь исследователей уже не смущает скупая аргументация Тита Лукреция Кара. Опыты Семенова не только сняли парадоксальность довода: "так как была она мягче", но и подтвердили давно известное - мягкостью своей медь была очень удобна для обработки и ковки, крепость ее долго не вызывала претензий человека. Геологические исследования показали: если и не была на Земле медь "изобильней гораздо", то ее все-таки вполне хватало. И выплавка, меди из руд тоже была по силам первобытным металлургам.

  В служении ремеслу и музам   Опыт, еще опыт…