<<< Цветные металлы >>>

кулер в Санкт-Петербурге . generic viagra prices

Дорогой магического эксперимента

Сам он в огонь распылавшийся

медь некрушимую ввергнул,

Олово бросил, сребро,

драгоценное злато…

Гомер, "Илиада"

Знаменитый Марселей Бертло, о котором мы рассказали в первой главе и который доказывал, что бронзовые изделия древних египтян на самом деле медные, все-таки ошибся. Древнеегипетские металлические вещицы, проанализированные им во время приезда на открытие Суэцкого канала и признанные медными, на самом деле были бронзовыми. Много десятилетий спустя стали ясны серьезные просчеты анализа. Но к ошибке привело главным образом то, что химик искал в изделиях только олово. Он руководствовался догмой, что бронза может быть только сплавом меди и олова.

Однако ошибка ученого была простительна — он не располагал сегодняшними совершенными способами анализа. Нет худа без добра! Его заблуждение оказалось счастливым для историков металлургии. Ошибка позволила ученому высказать совершенно справедливую мысль, что бронзовому пеку предшествовал медный.

Как в медь попали другие металлы? Было ли то событие чистейшей случайностью? Или, быть может, первый сплав — дело рук древнейшего металлурга-экспериментатора? Вопросы о том, как открыли и выплавили самый первый сплав, давно не давали покоя историкам металлургии и археологии.

В начале нашего века английский ученый В. Гоулэнд построил первобытную печь, уложил в нее древесный уголь, медную и оловянную руду, известняковые флюсы. Когда весь уголь сгорел и шлаки были удалены, в печи осталась готовая бронза весьма неплохого качества. В шихте соотношение меди и олова равнялось примерно 1:2,5, в готовой бронзе оно составляло приблизительно 1:4. Выплавленный металл оказался гораздо проч-нее меди, а сама плавка проходила скорее и при меньшей температуре, чем плавка меди.

Вполне доступная древним простота и легкость получения бронзы способом, который смоделировал Гоулэнд, подкупала специалистов-историков. Многие из них признали такой способ единственно возможным. Лишь некоторые посчитали его логику далеко небезупречной. Появились новые исследования.

Ученым, проанализировавшим многие десятки слитков черновой меди, выплавленной в бронзовую эпоху, открылась удивительная прозорливость древних металлургов. Ни в одном из слитков олова содержалось не более сотых долей процента. И попасть в медь (как и примеси мышьяка, сурьмы, свинца) оно могло скорее всего из медной руды. Значит, олово при получении бронзы добавляли уже после выплавки самой меди! Неужели древним было известно, что при добавлении олова непосредственно в шихту большая его часть совершенно бесполезно выгорает? Откуда столь изощренная металлургическая тонкость?

Поиски ответа вели еще дальше в глубь веков и тысячелетий. Оказалось, совсем не олово было первым союзником меди. Им был мышьяк. Мышьяковистые бронзы широко применяли уже в четвертом тысячелетии до нашей эры. Минералы мышьяка обычно имеют яркую окраску: реальгар, к примеру, сочного красного цвета. Но ведь именно этот цвет для всех племен и народов служил символом огня. Во всех древних мифах и легендах духи огня властвовали над металлургом и кузнецом…

Магия — вот где увидели многие, исследователи причину первооткрытия сплавов.

На заре освоения металла огненное ремесло было сродни колдовству, шаманству. Не так давно известный советский металлург В.А. Пазутин высказал следующую гипотезу о рождении первого сплава. Ярко-рубиновый реальгар и золотистый аурипигмент — весьма распространенные минералы мышьяка — первобытный литейщик-кузнец мог бросать в тигель, исполняя чисто магическое, ритуальное действо, ублажая духов огня. Но долгая работа наблюдательного и догадливого ума помогла кузнецу подметить, что магические покровители огня охотно принимают красочную жертву: "ритуальная" медь получалась гораздо лучше, прочнее обычной...

Союз меди с оловом мог стать результатом перенесения ритуала и на добавки оловянных минералов. Оловянные бронзы появляются в начале третьего тысячелетия до нашей эры на Ближнем Востоке. А через тысячелетие они почти везде вытесняют мышьяковистые. Почему? Оловянные бронзы прочнее? Проще их выплавка? Олово в земле больше? Нисколько, даже наоборот: запасы мышьяковых руд во много раз обширнее, сплав меди с мышьяком тверже. Но что знает каждый человек о мышьяке? Разумеется, что он смертельно ядовит. По мнению ученых, отравляющие пары мышьяка, которые возгонялись при плавке, объясняют исчезновение мышьяковистых бронз. Так, быть может впервые в истории, восторжествовала техника безопасности.

Какой искусственный сплав был самым-самым первым? Абсолютно точного ответа на этот вопрос ученые дать не могут. Еще с пятого тысячелетия до нашей эры известен сплав меди с серебром — билон. Цинк начал появляться спустя четыре тысячелетия. Но совсем недавно в Закавказье нашли изделия из сплава меди с цинком - латуни, которым почти пять тысяч лет!... В одном сходятся ученые: наиболее важным для практики оказался сплав меди с оловом — бронза.

  В служении ремеслу и музам   Дорогой магического эксперимента